Выборка 1. Стихосоматика.

 

                                                                Искателям мудрости посвящаю

                                                                я эти печальные строки.

 

 

О религиозных течениях

Как у Раджиниша

От беседы с  Ницше

Отлетела Кришна,

Проломив цемент.

 

Он воскликнул "Харе"

И ка-а-ак даст по харе.

Ницша согласился:

Это аргумент!

 

Познание мира

Всё в мире нетленно,

Пока молодой.

Василий Блаженный

Пошел за водой.

 

Порушились стены,

Сгорели мосты.

Василий Блаженный

Пришел без воды.

 

 

О реинкарнации

Эта рекарнация вышла неудачной

С этим воплощением мне не повезло.

Думаю о женщинах на скамейке дачной,

Вместо чтобы думать про  Добро-И-Зло.

 

 

Познание себя

Меня преследуют всё нонсенсы

                                        да казусы,

Антагонизмы,

воплощенные в фекалии.

Я занимаюсь третий час самоанализом,

Я занимаюсь третий час  самокопанием.

И в результате странствий   

в недра  подсознания,

Я выхожу на пофигизм

с оттенком вечности.

С густым апломбом

не пришедшего признания,

И с чувством легкости

отсиженной конечности

   

О тонких телах

 

                    (физическое тело)

Это всё, как оказалось, было не во сне:

Мое тело отказалось подчиняться мне.

Онемело как скульптура, продавив матрас,

И на приказ подняться утром выдало отказ.

Огорчившись этим делом (что ж ты, организм?),

Я не стал возиться с телом (это онанизм!)

И оставив на постели  органы свои,

Я вошел в эфирном теле в тонкие слои.

 

                (эфирное тело)

В волновых слоях  нирваны  хорошо! не вру.

Это типа нашей ванны в потную жару.

По формату  - всё как  дома, но внутри - прикол.

Что-то типа  мантры ОУМ с плавленым сырком.

Словно выпив три-четыре рюмки коньяка

Я в струящемся эфире захмелел слегка

Тихо ангелы мне пели, голос был высок.

Я решил в астральном теле провести часок.

   

                (астральное тело) 

Ах, астральные флюиды- смесь добра и зла

Тут, мой друг, свои прикиды и свои дела.

Здесь  намеренья лучисты, в головах - уют.

(Лишь  фантомы дзен-буддистов кришнаитов бьют).

Я освоил моментально эти чудеса.

И на уровень ментальный вышел в полчаса.

Где востока стройный лотос мчится к небесам

Меня ждал ментальный  образ Куросавы Сан.

 

                (ментальное тело)   

О, волшебная минута! Торжество сансар!

Я пьянел от абсолюта с   Куросавой Сан.

Зажигал  протуберанцев огненный узор,

Восхищался жарким танцем бестелесных форм,

То ли к звездам возносился, то ли падал вниз

В результате возвратился снова в организм

                    

В моих мыслях просветленных мудрость родилась:

Что ж мы не растем духовно? Гребаный карась!

 

О человеках

У могильных плит,

    Где поет петух

        В час прохлады

Человек-термит

и человек паук

 ищут правды

 

В пелене вранья

 мир сошел с ума

в одночасье

Человек свинья

и человек-тюрьма

ищут счастья

 

Это верный знак,

 что уже давно

 все готово.

Человек пиджак

 и человек пятно

 просят слова.

 

Но не слышно слов,

 и танцуя в такт

под Шопена

Человек стекло

и человек-канат

режут вены

 

И горит Рейхстаг,

и дрожит земля

от нагрузки.

Человек отряд

и человек петля

учат русский.

 

И в пылу времен,

как в пыли столба,

возле парка

Человек Семен

и человек Степан

пьют, им жарко

 

О душе

В моей голове живет обезьяна,

Я просыпаюсь, она уже там.

Она любит виски, коньяк и чинзано,

Она презирает задумчивых дам.

 

Она равнодушна к шизгарри и к Пресли,

Но ей импонируют Джексон и Свифт.

Она любит женщин, сидящих на кресле,

А также дома, у которых есть лифт.

 

Моей обезьяне присущи кульбиты,

В присутствии женщин напыщенный слог.

Моя обезьяна читает молитвы,

 И истово крестится пальцами ног.

 

Цитирует лихо Омара Хаяма,

И ловит зубами назойливых блох.

В моей голове живет обезьяна,

 И не просто мартышка, а внутренний бох.

 

Висит надо мною венец из банана

Я знаю, в чем смысл, и мне хорошо.

В моей голове живет обезьяна,

 Живет, и себя называет душой

 

 

Прозрение

В эту ночь ты узнаешь,

Кто ты такой.

Эта ночь назовет

Тебе твое имя.

В эту ночь понесет

Тебя новый конь,

И чужие подруги

Станут твоими

 

В эту ночь, когда папоротник

Пахнет судьбой,

Когда звездная пыль

Серебриться на склоне,

Две огромные птицы

Взлетят над тобой.

Ты насыпь им пшена,

Накорми их с ладони.

 

И в одной, у которой

Выклеван глаз,

Ты узнаешь, врага,

Отпусти ее с богом.

А рожденное чувство

Возьми, как алмаз,

Ощути его грани

И брось на дорогу.

 

Ты почувствуешь старость,

И волны морщин

Пробегут по лицу,

И лицо станет юным.

В эту ночь,

            Когда ночь

                        Утопает в ночи

Прикоснется скрипач

К можжевеловым струнам.

 

И тогда в перекрестьи

Двенадцати лун

Ты увидишь лицо

И улыбку младенца

Ты узнаешь, что время

Проходит сквозь сердце

По бескрайней прямой

Можжевеловых струн.

 

Подгони и пришпорь

Вороного коня,

И назад не смотри,

Так как можешь ослепнуть

От холодных огней

Уходящего дня,

Пропустив на скаку

Изумрудную крепость.

 

В этой крепости сад,

В нем дырявый гамак,

Ты узнаешь его,

Ты любил его в детстве.

Он привязан к кресту

Это правильный знак.

Только это не крест,

Если вглядеться.

 

Перед ним, на земле

Белоснежный халат.

Ты одень его

Он твои новые крылья.

Ты почувствуешь дрожь-

 Это ветер мутант

Создает впечатление

Полного штиля.

 

Напряги свой хребет,

Воспари в облака,

Чтобы бросится вниз

 И разбиться о скалы,

Чтоб очнуться в лесу,

Где большая река,

У нее нет конца,

У нее два начала.

 

Чтоб очнуться в степи,

Где иссякла вода.

Удивиться тому,

Как свободны движенья

И лежать, не дыша,

И заснуть навсегда.

И, проснувшись понять,

Что не спал ни мгновенья.

 

И тогда в тишине,

Ты услышишь свой крик.

И прошепчешь своё

Настоящее имя.

В очертаньях теней

Ты узнаешь Своих

И от счастья в слезах,

Ты пойдешь за Своими.

 

Чтоб навеки уйти

И вернуться опять,

Чтобы новое солнце

Увидеть воочью.

И, дождавшись зари,

Ощутить, осознать:

Перед этой зарей

Вовсе не было ночи.

 

О мудрости и Димке Москвитине

Поговорим о суетности мира,

О дураках, долгах и облаках.

О женщинах,

О том, что у Шекспира

Был перелом второго позвонка.

 

О том, что лучше падать на опилки,

О том, что мягше спать без сквозняков.

Я сотни лет чешу в своем затылке

И жажду просветления мозгов.

 

Жан Жак Руссо с годами стал мудрее

 И многие недуги превозмог.

Все потому, что спал в асане змея,

Повернут головою на восток

   

Я равнодушен к бедствиям и войнам,

Я скинул с плеч чужой, ненужный груз.

Дыхание становится спокойным,

Уверенным становится мой пульс.

 

Теплею, тяжелею, расслабляюсь.

Безмолвно наблюдаю над собой.

Вхожу в астрал, и снова возвращаюсь,

Не в силах превозмочь зубную боль.

 

Как сладки ощущения покоя,

 И чувства, растворенные во мне.

Я вырвал зуб, я взял его с собою.

И гордо показал его жене.

 

Походкой делового человека,

Удачно поразившего мишень.

С утра пораньше я зашел а в аптеку,

Купил себе беруши для  ушей.

 

И выстояв все утро в позе тигра,

Я выглянул в окно на склоне дня.

Огромная, фарфоровая ФИГА  

Глядела с постамента на меня

 

 

 

С. В. Маслов, разные годы.

 

Вернуться на главную страницу С. Маслова